Translate this Page




Total Visits: 55

Список награжденных медалью за отвагу в вовdoc

Список награжденных медалью за отвагу в вовdoc

Будь умным!




Download: Список награжденных медалью за отвагу в вовdoc




«За боевые заслуги» 21 чел. Начальствующего и рядового состава Красной Армии «За боевые заслуги» 673 чел. Красноармейца Лемоева Михаила Федоровича.


список награжденных медалью за отвагу в вовdoc

Старшего лейтенанта Лезина Гаврила Гавриловича. С годами дороже былые победы, острее боль потерь. Младшего командира Димитрука Аркадия Матвеевича.


список награжденных медалью за отвагу в вовdoc

Медаль «За отвагу» (Россия) - Красноармейца Самокалева Кирилла Антоновича. Высоко ценили эти медали фронтовики — потому что бойцы награждались ими за личное мужество и солдатскую отвагу в бою.

 

Но как отмечает руководитель поискового отряда «Память» Наталия Шиловская: «К сожалению, из-за жары многого не удалось сделать. Но мы с ребятами решили, что вернемся туда еще не раз. Последнее место службы: 1089 стрелковый полк 322-й стрелковой дивизии. Воинское звание: сержант мл. Криволучье Киреевского р-на Тульской обл. Каркачево колхоз Красный Партизан. Самая опасная и кровопролитная операция прошла без серьезных потерь. Участвовали 64 бойца и командира, из них трое ранено и один контужен. Разведка боем В период Великой Отечественной войны разведка боем в обороне находила широкое применение. Этим способом разведки добывались наиболее достоверные и точные сведения о группировке войск противника, его подготовке к наступлению и системе огня. В ходе разведки боем, как правило, захватывались пленные, документы, образцы вооружения и боевой техники. Разведку боем в обороне предусматривалось проводить в различных условиях обстановки. Наиболее характерными из них являлись следующие. Во-пер Меда́ль «За отва́гу» — государственная награда СССР, Российской Федерации и Белоруссии. «За отвагу» — высшая медаль в наградной системе СССР. Среди первых награждённых этой медалью были пограничники Н. Григорьев, задержавшие группу диверсантов у озера Хасан. До начала Великой Отечественной войны за мужество и отвагу при защите государственных границ СССР и в советско-финской войне медалью было награждено около 26 тысяч военнослужащих. Во время Великой Отечественной войны за период с 1941 по 1945 год было произведено более 4 млн награждений. Павел Фёдорович Грибков род. Заведующий Музеем боевой и трудовой славы при Петропавловском городском совете ветеранов. Павел Фёдорович Грибков родился 20 июня 1922 в деревне Жиливки Алексинского района Тульской области. Трудовую деятельность начал в 1938 году учеником токаря на Первом государственном подшипниковом заводе имени Кагановича. Участник Великой Отечественной войны 1941—1945 на Северо-Западном, Калининском, Брянском фронтах. В сентябре 1941 года призван в РККА Москворецким РВК города Москвы. Тяжело ранен 12 февраля 1942 года. За отличие в боях на подступах к городу Холму снарядный миномётного батальона 75-й отдельной морской стрелковой бригады 3-й ударной армии краснофлотец П. В дальнейшем служил разведчиком в 31-м танковом полку 61-й армии, командиром отделения взвода разведки в 36-м отдельном танковом полку 1-й ударной армии, старшиной роты автоматчиков, помощником командира взвода автоматчиков в 77-м гвардейском тяжёлом танковом полку 28-й армии. За бои на территории Восточной Пруссии награждён орденом Славы III степени 18 февраля 1945. Грибков закончил войну в городе Кёнигсберге. РЯДОВЫЕ ПАХАРИ ВОЙНЫ Перед вами боевая судьба рядового большой войны Максима Никифоровича Захарова из глухой деревеньки Ирюм Шатровского района Курганской области. Захаров Максим Никифорович Максима Никифоровича все знали в селе. Не мудрено — здесь родился, отсюда уходил на войну, сюда вернулся с фронта. Здесь свадьбу сыграли с Марией Сергеевной, здесь и детей народили — Галину, Елену, Надежду, Валентину, Михаила. Отсюда, от этого порога, каждый день Захаров отправлялся после войны на свой мирный плацдарм... Кто воевал, на всю жизнь остался солдатом. Сброшены шинель, пилотка, кирзовые сапоги, в которых протопано пол-Европы, но войну из памяти и сердца не сбросишь. Она прошла сквозь жизнь, как каленое железо. И, как ни прячь, отметина осталась. Под гражданской одеждой — солдатское сердце. Помнит, помнит оно былое, далекое уже и еще такое близкое. Горечь потерь, радость побед... Это, как горелая рожь: сколько ни перебирай, ни проветривай, все равно будет горчить и дымом припахивать. Призвали Захарова в июне 41-го. На девятый день войны принял боевое крещение. Его окружали, а он выходил. Как-то 17 суток пробирался по болотам и лесам голодный. Но винтовку держал в руках. Его стремились фашисты убить, да только ранить получалось. В госпиталях лечили и снова шел солдат в бой. Солдат я был справный... В сороковом на Карельском перешейке довелось быть. Чтобы подвигов и геройства какого — у меня не было. Винтовку свою любил, как невесту, пулемет, пушку... Бывало в бою всякое, но оружие всегда берег. И оно меня берегло... Не помнит он названий дорог и поселков, болот и лесов, мелких рек, малых и крупных деревень. Не помнит номера частей, которые воевали рядом. Не помнит, а может, не знает, потому что был он — Максим Захаров — рядовой боец от первого дня до последнего, потому что перед ним была война, и шел он по этой войне в защитной гимнастерке, серой шинели пешком в сапогах сорокового размера. Когда надо было стрелять — стрелял, когда ползти на проволоку - полз, когда надо было входить по грудь в ледяную воду - шел и под снегом лежал, и гранаты бросал, и из окружения выходил, и из лазарета в бой рвался, а когда выдавали боевые сто граммов — пил. Он все делал, и теперь мы, отодвинувшиеся от войны и воспитанные на выдающихся ее примерах, воспринимаем рядового Максима Захарова историческим фоном для событий более значительных, чем пехотная атака в безымянном поле, или артиллерийская дуэль на прямой наводке с немецкими танками или подвигов более ярких, чем захват вражеских окопов, политых кровью, как водой. Хотя из этих и похожих на эти событий, обычных на первый взгляд, и складывалась наша Великая Победа. Героизм на фронте, как правило, был неотличим от долга... Да, для того, чтобы подбить танк, нужен героизм, но он нужен и для того, чтобы всю войну, изо дня в день, ползти, идти или бежать в рост на врага. Без страха или подавляя страх, честно выполнять обычные в тех условиях приказы. Просто заметить этот второй героизм нам бывает сложнее, потому что он очень похож на обычную жизнь. Затворы винтовок замерзали, так мы отогревали их под шинелью, как могли. Как-то в бою трех немцев отправил на тот свет 3ахаров из свей винтовки, а вот четвертый немец его опередил... Разрывная пуля ударила в правое плечо, и его сшибло с ног. А вот - выжил! Много наших тогда полегло. Кто-то должен был выжить... Военные дороги Захарова пролегли от Москвы до Берлина. Не сосчитать, сколько боев было во фронтовой биографии солдата. А рожь стояла спелая, высокая, звонкая, с теплым налитым колосом. Срубали мы лопатами ту рожь, а у самих слезы на глазах... Эх, думалось, не с пушкой, с косою бы сюда... И посыпались немецкие снаряды. Потом пошли танки — по полю, по хлебу... Приблизились на расстояние выстрела. Приказано было подпустить их на четверть километра и лишь тогда открыть огонь бронебойными... Ждали, подпустили, насколько выдержки хватило: на триста, а может и на двести, а то и на сто метров. Били в упор, как бешеного зверя. Вот и наводчик у нас погиб. Прямой наводкой расстреливали танки. На поле дымилась рожь, горели немецкие танки. После боя приехал командир бригады. Подошел к нам, что живыми остались. Молодая она, область-то наша, может и не слыхали. Потом снова бои, бои... Кто выжил, пошел дальше на запад. Переправлялись и стояли насмерть. Пока солдат воевал, не думалось — рядом она была, а про то, что рядом, мало думается. Потом, когда прошла, тоже некогда было, как надо, подумать, радовался: выжил, уцелел, вернулся. Осмотрелся — кругом разор, натворила война бед, работы всем по горло. С годами дороже былые победы, острее боль потерь. Много лет отмахало, но стоило вспомнить Захарову про войну — и фронтовые побратимы оживали и будто рядом. Для того, чтобы вызвать в горах лавину, иной раз хватает одного комка снега. Чтобы оживить прошлое, тоже - требуется самая малость. Ударит гром средь бела дня — на пушку похоже. Зарницы сухим летом повоевавшему бойцу кажутся далеким отсветом военных пожарищ. По осени, в холода, сядет, бывало, солдат у костра, глядит в огонь, и вот уже нет покоя, видятся ему хаты в огне, что прошагал он, сжигая сердце свое в тревоге за вчерашних их обитателей: а люди где, живы ли после этих боев? А тут еще ребятишки с расспросами: — Дядя Максим, а страшно было на войне? Отвечал он не сразу. Не верю, что есть люди без страха. Только долг перед Родиной, ребятки, выше него. Страх надо подавить, наступить сапогом ему на горло, главное не струсить, товарищей не подвести. Очень ведь на тебя надеются. Они у меня на одно лицо. У человека всегда есть свой плацдарм и держать его надо крепко, чтобы новой войны не было. Коля, Сережа, Филарет Арефьевы, Иван, Абросим, Никон Захаровы, Камушев... Мы тогда ведь молоденькими были, еще усов не брили... На всю жизнь он сохранял святость к фронтовому братству. Захарова с самого Дня Победы не покидало чувство долга перед теми ребятами, которые остались лежать в братских могилах по земле нашей и в европейских странах. Если разобраться, рассуждал он, то герои как раз они, эти ребята, потому что отдали для победы самое дорогое и главное — свои жизни. Перед женщинами деревенскими, у которых мужики не пришли с фронта, Максим Никифорович себя виноватым чувствовал. Они вот погибли, а я домой вернулся. Высоко ценили эти медали фронтовики — потому что бойцы награждались ими за личное мужество и солдатскую отвагу в бою. Луганчанин пять раз награждался медалью «За отвагу» Алексей Воронов из Луганска получил во время Великой Отечественной войны целых пять медалей «За отвагу» и попал на знаменитую фотографию освобождения Белграда. Луганчанин Алексей Воронов - один из 17 ветеранов ВОВ, вернувшихся домой кавалером целых пяти медалей «За отвагу». История знает случаи, когда таким знаком отличия военнослужащие были награждены два-три раза, но четыре и даже пять раз — поистине редкость. Алексей Воронов прошел боевой путь от Сталинграда до Австрии. С боями освобождал Украину, Молдавию, Румынию, Болгарию, Венгрию, Югославию, Австрию. Накануне 9 Мая мы побывали в гостях у героя. Ныне Алексей Николаевич живет вместе с дочкой и внучкой. О войне, как и всякий настрадавшийся от нее, вспоминать не любит. Но жизнь заставляет это делать — ведь Воронов — уникальный свидетель тех дней. Он получил аж пять медалей «За отвагу». То есть попадал в передряги, которых избежали остальные миллионы советских солдат. На фронт Алексей Воронов попал в 17 лет. Война сорвала его — ученика Офицерского пулеметно-минометного училища в Липецкой области — в свое самое пекло. Его группа не успела даже сдать выпускные экзамены. «Училище закрыли и нас бросили по фронт. Я целый год был пулеметчиком в 220-м стрелковом полку. А потом попал под Сталинград». Битва за Сталинград и на подступах к нему продолжалась 200 дней и ночей. По своим масштабам это была одна из самых жестоких боен за всю историю человечества. В нее были втянуты женщины, старики, дети. Алексей Воронов принимал участие в ликвидации армии фельдмаршала Паулюса. «Немецкой авиацией на город было сброшено немыслимое количество бомб — около миллиона, общим весом более ста тысяч тонн, — вздыхает Алексей Николаевич. Приходилось лежать с пулеметом между погибшими, а иногда и прятаться за их тела. Только по весне накопали ям да похоронили. Когда Сталинград освободили, то освободителей некому было выходить встречать. За Мамаев курган солдат получил свою первую медаль «За отвагу» и свое первое ранение. «Осколком меня ранили в левую ногу. Тогда мы не думали о наградах, думали, как в живых остаться». На вопрос, за что получил медаль, ветеран скромничает и неохотно отвечает: «Я и пулемет четко выполняли приказы». Летом 1943 года со Сталинграда Алексея Воронова бросили на Курскую дугу. Битва продолжалась сорок девять дней. «300 километров шли до Курской битвы пешком. Потому что самолеты туда не долетали», — вспоминает Алексей Николаевич. За участие в Курской битве и освобождение села Дергачи в Харьковской области он получил вторую медаль «За отвагу». «Тогда я из танкового пулемета «Максим» подбил отступ мотоколонны противника. Остановил их», — говорит Воронов. Бой на Курской дуге он вспоминает как самый опасный за всю войну. «На моем участке за два часа боя разорвало два снаряда и долетело 9 пуль. Бог меня уберег», - говорит он. Тогда Алексей Николаевич пошел получать боеприпасы. «Тащу пулемет за собой, другие ребята несли патроны и ленты. Я смотрю вперед и вижу на нас летит снаряд. » Сам отполз, и тут пулемет рвется на части. Я руки успел убрать. Меня оглушило, и только земля посыпалась сверху. Руки я ощупал — живой. Потом смотрю — пулемета нет. И сразу подумал: «Ну все, я на том свете значит. Война для меня закончилась». Еще раз ощупал себя, руки и ноги. Слышу, ребята кричат: «Сержант, живой? » И тут я понял, что я все же на войне, а главное - цел и невредим. А остатки пулемета, оказалось, отбросило на 15 метров», — вспоминает Алексей Воронов. Ранения все же ему не удалось избежать. Через несколько дней сержанта ранили в пятку. Вообще, 1944 год был для Алексея Воронова «урожайным». Третья медаль за отвагу нашла отважного пулеметчика после освобождения двух сел Кировоградской области. Дали ее спустя месяц после вручения предыдущей — в сентябре 1944 года. Четвертую он заработал за форсирование Днестра и освобождение Бессарабии в том же 1944 году, только в ноябре. Воронов встретил победу в Австрии. И свою пятую медаль «За отвагу» он получил за три месяца до конца войны после боя на озере Балатон и освобождения Венгрии, Болгарии, Австрии. Тогда в бою, не без его профессионального умения стрелять, был освобожден город Вильдон. «Утром 9 мая я увидел Альпы, а дальше была Швейцария. Тогда мы еще не знали, что война закончилась», — вспоминает Алексей Воронов. Но он мог и не дотянуть до этого светлого события. «Наутро один наш хлопец выходит из комнаты, и вдруг падает, другой за ним и его тоже кто-то ранит. Выйти оставалось мне и еще одному моему приятелю. Но мы поняли, что за дверью немец. В комнате, где мы были, решетки железные на окнах. То есть снять их можно только пилой по металлу или ломиком. Через двери выйти тоже нельзя. И тут приятель мой как схватит решетки и вырвал их. Откуда у него сила взялась, он сам удивлялся. Нам просто хотелось жить». Попал туда после филфака университета. Жил в доме Еллении Петровны Солдатовой. Её второй муж Богдан Аврамович Сократилин.... Она вынула из ящика деревянную шкатулку и высыпала на стол кучу медалей. Половина из них имела вид ношенный, и одна до того стерлась, что с трудом можно было рассмотреть чеканку, у других трех ленточки засалились и не поймешь, какого они были цвета, остальные пять сияли так, будто они только что из под молотка. Будующий полковник - Аккуратов Валентин Георгиевич прошагал по дорогам войны пол-Европы: от Сталинграда до Берлина. После обороны Тулы командир Тульского рабочего полка Анатолий Горшков был назначен заместителем начальника партизанского движения Брянского фронта, бывший оружейник Аккуратов Валентин Георгиевич стал бойцом разведывательно-диверсионной группы. По тылам противника пробирались чуть ли не до самого Смоленска: минировали мосты и железные дороги, собирали важные данные о дислокации и передвижениях вражеских войск. Через полгода молодого разведчика направили на учебу в Московское минометное училище. Окончить его так и не удалось, - вспоминает Аккуратов Валентин Георгиевич. Особенно тяжко - под Сталинградом. Нас, курсантов, срочно перебросили на Волгу в распоряжение 311-го гвардейского минометного полка. Меня по старой памяти, естественно, определили в разведку. Прополз на брюхе километры городских развалин, перепаханный снарядами Мамаев курган... В одном из уличных боев девятнадцатилетнего ефрейтора Аккуратова ранило в ногу. После госпиталя Аккуратов Валентин Георгиевич снова стал в строй, корректировал огонь минометчиков. Многих наиболее отличившихся солдат - защитников Сталинграда отправили в Москву, где дали передохнуть несколько дней. Потом были жаркие сражения на Орловско-Курской дуге. Потом полк, в котором служил Аккуратов Валентин Георгиевич, вместе с войсками 1-го Белорусского фронта освобождал многострадальную землю, которая долгое время находилась под игом фашистов. За эту удачную операцию многие мои товарищи были отмечены наградами, мне вручили орден Славы III степени. Впоследствии наш гвардейский полк стал именоваться Бобруйско-Берлинским Краснознаменным орденов Суворова и Богдана Хмельницкого. Запомнились тяжелые бои за Барановичи, другие населенные пункты Белоруссии. Войну закончил в логове фашизма, стоял на ступеньках рейхстага. Там же, в Берлине, в составе парадной группы 1-го Белорусского фронта готовился к параду в Москве. От Белорусского вокзала до Сокольников победителей восторженные москвичи осыпали цветами. После Парада Победы сержант Аккуратов Валентин Георгиевич еще два года служил в поверженной Германии. Демобилизовавшись, вернулся в Тулу, стал сотрудником уголовного розыска. Никола́й Алекса́ндрович Боя́рский 10 декабря 1922, Колпино — 7 октября 1988 — советский кино- и театральный актёр, исполнитель острохарактерных ролей. Участник Великой Отечественной войны. За боевые отличия награждён орденами Красной Звезды, Славы 2-й и 3-й степеней, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга». С 1948 по 1982 гг. Один театральный сезон 1964-65 гг. Актёр яркого эксцентрического, характерного дарования, острой сценической формы и тонкого психологизма, Боярский одинаково легко существовал как в классической комедии: Жевакин «Женитьбе» Н. Комиссаржевской , Межуев «Мёртвые души» Н. Способность довести характерную черту персонажа до гротеска проявилась в блестящей роли Короля в спектакле В. Кожича «Дон Сезар де Базан», 1949 г. Среди серьезных удач артиста был легкий, подвижный Антуан Мартине в спектакле «Чао! Соважона и эпизодческая роль Богдана Крюка в спектакле Рубена Агамирзяна «Царь Фёдор Иоаннович» 1976 г. Но в списке нет... У меня только удостоверение к медали. А у папы Малькович В. Попала на страничку можно сказать случайно-когда искала училище пехотное...

список награжденных медалью за отвагу в вовdoc

Капитана Федотова Николая Степановича. Бляуман Римас Гинтеревич пулеметчик 1352 отд. Красноармейца Елина Григория Семеновича. Младшего лейтенанта Хорькова Владимира Всеволодовича. Начальствующего и рядового состава пограничных войск и органов НКВД 49. По ее краям присутствуют васильковые полоски шириной 3 мм. Работников Московского Государственного Университета «За отвагу» 430 чел. Красноармейца Голдуса Павла Марковича. За участие в Курской битве и освобождение села Дергачи в Харьковской области он получил вторую медаль «За отвагу». «За трудовую доблесть» 345 чел. Красноармейца Куклина Петра Васильевича.

Пенсионер получил в Кремле медаль "За отвагу"